Время вкладывать миллиарды долларов в разведку нефти и газа, и время пытаться оживить старые месторождения. По данным The Wall Street Journal, только за первый год после крушения нефтяных цен в 2014 г. мировая нефтяная индустрия заморозила или прекратила проекты на 270 млрд долларов. За тот же период нефтяные и газовые компании сократили свои R&D бюджеты на 15%.

В 20-е гг прошлого века в Техасе во время кризиса перепроизводства нефти бензозаправочные станции заманивали покупателей, предлагая каждому клиенту в качестве премии по корзинке помидоров или бесплатный обед с цыпленком. По прошествии почти сотни лет в Мексике, одном из крупнейших мировых экспортеров нефти, правительство, многие десятилетия субсидировавшее цены на бензин для населения, вынуждено было отпустить их в свободное плавание.

Государственный нефтяной гигант PEMEX, судя по тому, что пишут мексиканские газеты, находится не в лучшей форме. Объем добычи нефти, начиная с 2008 г., падает год от года. Сейчас Мексика занимает 12-е место в мире по этому показателю, но если добыча и дальше будет падать, то мексиканцы уступят 12-ю строчку Казахстану, где как раз добыча растет.

По-видимому, период экстенсивного развития компании PEMEX, когда нефтяники, подобно бабочкам, перепархивали с одного месторождения на другое, собрав лишь малую толику нефти из скважин (напоминает еще одну страну, не так ли?), подошел к концу. По данным газеты El Economista, в Мексике объемы нефти и газа, оставленные на уже разработанных месторождениях, более чем вдвое превосходят разведанные подтвержденные запасы этих энергоносителей.

В Эквадоре, еще одном латиноамериканском экспортере нефти, подобные данные недоступны, но, по косвенным признакам, картина вряд ли сильно отличается от мексиканской.

Вот конъюнктура, в которой проходила бизнес-миссия энергоэффективного кластера «Сколково» в Латинскую Америку. Как выразился в интервью Sk.ru представитель одного из участников Фонда, «мы предлагали местным нефтяным и нефтесервисным компаниям технологии «умного бурения».

К числу таких технологий относится и разработка компании «ПЕТРОБУСТ». Технология термохимического процесса от «ПЕТРОБУСТ» помогает повышать нефтеотдачу пласта, рассказал Sk.ru управляющий партнер компании Шахин Гаджикулиев.

«Мы можем дать вторую жизнь скважинам, которые уже израсходовали свой ресурс», – утверждает он. Обычно нефтяники добывают 25–30% нефти из скважины. При низких ценах на нефть обустроить новые месторождения очень дорого. Единственный шанс сохранить уровень добычи – попробовать извлекать нефть и газ из старых скважин.

«Почему мы вышли на Латинскую Америку? – говорит г-н Гаджикулиев . – Мы знаем, что в Мексике есть месторождения с тяжелыми, парафинистыми, т.е. трудноизвлекаемыми нефтями. Это то, что мы очень хорошо умеем побеждать. В Эквадоре, насколько нам известно, себестоимость нефти очень высокая, выше 40 долларов. Думаю, что с помощью наших технологий мы можем повысить коэффициент извлекаемости нефти, тем самым снижая себестоимость производства одного барреля».

Метод

В процессе эксплуатации скважины различные примеси, т.н. кольматанты, начинают закупоривать поры, по которым нефть поступает в скважину. Это может быть и техническая горная порода, и парафин. Метод «ПЕТРОБУСТ» позволяет очистить призабойную зону, чтобы оставшаяся нефть могли просочиться в скважину. Переходя на профессиональный язык, управляющий партнер «ПЕТРОБУСТ» поясняет:

«В ходе управляемого многофакторного термогазохимического процесса в призабойной зоне скважины выделяются газы и кислоты. Для этого используются высокоэнергетические горюче-окислительные смеси и гидрореагирующие вещества на основе натрия, алюминия, лития и бора.

Выделяющийся на начальной стадии водород, улучшает проницаемость коллектора и способствует фильтрации химически активных компонентов в пласт, где происходят их вторичные реакции с минеральной частью пласта и кольматантами. На высокотемпературной стадии процесса (250°-350°) в условиях высоких давлений, в присутствии атомарного и молекулярного водорода и катализаторов реализуется процесс гидрокрекинга АСПО с образованием газовых и дистиллятных фракций.

Выделяемые горячие газы эффективно вовлекаются в процесс обработки. Кроме прогрева порового пространства, CO2 снижает вязкость нефти, N2O – в ходе реакции с водой, в том числе пластовой, уже в ПЗП образует азотную кислоту, СО – способствует улучшению фильтрационных свойств пласта.

Высокотемпературное воздействие на продуктивный горизонт продуктами реакции приводит не только к химической обработке пласта, но и к механическому трещинообразованию за счет высоких градиентов давления и температур».

Технология «ПЕТРОБУСТ» подстраивается под особенности того или иного месторождения. «Мы берем характеристики скважины и в соответствии с этими данными модифицируем наш состав, – рассказывает Ш. Гаджикулиев. – Есть скважины, на которые надо сразу дать много энергии; на других пласт надо долго греть. Это все мы можем делать – программировать процесс и контролировать его. Исходя из нужд скважины, зная, чем она страдает, мы выписываем рецепт».

Исследования в этой области в СССР начинали украинские ученые в харьковском Институте водородных технологий. Тогда это были военные разработки, но в конце 1980-х они пригодились нефтяникам. В наше время термохимическим методом занимаются во многих странах, но, по утверждению Ш. Гаджикулиева, компания «ПЕТРОБУСТ» имеет конкурентное преимущество, которое он оценивает в три-четыре года.

«Мексиканцы настроены на сотрудничество»

Прежде, чем предлагать в Латинской Америке свой метод, компания уже поработала в России, а также выходила на рынки Казахстана и Ирана, презентовала свои технологии в Омане и в Саудовской Аравии.

Особо перспективной собеседник Sk.ru считает работу в Иране: «У Ирана проблема в заглушенных скважинах: в 2012 году после введения санкций они заглушили свои скважины, сейчас не могут восстановить производство. Мы занимаемся этой проблемой, – говорит он. – Мы должны обрабатывать там первую скважину; если все получится, мы выйдем на широкий спектр местных партнеров, готовых с нами работать, и тогда это будет настоящий взрыв. У нашей технологии нет постепенного развития: или будет большой взрыв – или ничего не будет».

Компания, в которой Шахин Гаджикулиев отвечает за развитие бизнеса, считает, что ее метод может показать хорошие результаты и в Латинской Америке. В качестве примера управляющий партнер «ПЕТРОБУСТ» ссылается на контакты с крупнейшей мексиканской компанией PEMEX. В городе Вильяэрмоса, где расположен главный технический центр PEMEX, г-н Гаджикулиев подробно презентовал свои технологии.

«Презентация прошла очень успешно, люди были настроены на сотрудничество и предложили нам попробовать нашу химию, наш способ нефтеотдачи на месторождениях Чиконтепек и Веракрус», – сообщил он.

Месторождение Чиконтепек, общей площадью в 3800 кв. километров, расположено в трех мексиканских штатах: Веракрус, Пуэбла и Идальго. Некоторые из нефтяных полей этого месторождения были открыты более 90 лет назад, но серьезных разработок там не велось ввиду того, что речь идет о сверхтяжелых нефтях. Добывать такую нефть традиционными методами невозможно.

«Для первой, пробной, партии скважин мы планируем химию ввозить из России, – делится планами Ш.Гаджикулиев. – В дальнейшем, поскольку регион далекий от нас, возможно, будет реализован проект по локализации производства химии».

«Сколково помогает нам найти инвестора»

Компания «ПЕТРОБУСТ» создана в 2014 году; в 2016 г. стала резидентом кластера энергоэффективных технологий «Сколково». Шахин Гаджикулиев видит в этом двойную пользу.

«ПЕТРОБУСТ» постоянно совершенствует свои технологии, что, в свою очередь, требует проводить испытания, а это связано с большими расходами. Компании нужен инвестор, и Фонд готовит ее к этому. В частности, управляющий партнер «ПЕТРОБУСТ» с благодарностью упоминает своего персонального менеджера в «Сколково» Максима Бардина.

Фонд также сводит «ПЕТРОБУСТ» с потенциальными клиентами в России, удачным примером чему является сотрудничество, которое компания наладила с «Татнефтью».

При этом, как полагает Ш.Гаджикулиев, в России под технологии его компании будет непросто найти инвестора: «Если мы получим инвестора, то за рубежом, скорее всего. В этом направлении мы также ожидаем от «Сколково» помощи», – резюмирует управляющий партнер «ПЕТРОБУСТ».

Комментарии закрыты.